Время инициативных

Прослушать новость

Уже не первый год на фоне санкций и неблагоприятной экономической ситуации в стране официально декларируется политика снижения административного давления на бизнес. Более того, не только снижения давления, но и поддержки сегмента малого и среднего предпринимательства. О том, насколько осязаемыми оказались плоды этой политики для местного бизнеса, мы говорим с председателем воронежского регионального объединения предпринимателей «Опора России» Сергеем НАУМОВЫМ.

– Как переживает этот затянувшийся экономический кризис воронежский малый и средний бизнес? Меняется ли поведение, психология предпринимателей, формируется ли иммунитет бизнеса к нестабильным условиям работы?

– О том, что грядет очень сложный период мы знали уже где-то с конца 2013-го года и предупреждали наших предпринимателей: готовьтесь, надо оптимизировать расходы, наводить порядок внутри компаний, искать какие-то приоритетные направления, связанные с вашим бизнесом. Честно признаюсь, что я был приятно удивлен тем, как члены нашей организации встретили и переживают трудные времена в экономике. Если взять для сравнения прошлый кризис, который начался в 2008 году и продолжался вплоть до 2012-го, то он стал действительно большой трагедией для предпринимателей. Я знаю даже нескольких человек, которые ушли из жизни по причинам, связанным с кризисом. Сейчас же члены «Опоры» смогли консолидироваться, обсуждать на собраниях какие-то шаги. Мы привлекали экономистов, аудиторов, чтобы найти индивидуальные решения для каждого, посоветовать как выйти из ситуации с наименьшими потерями, как работать с коллективом в условиях сокращения оборота, как удержать людей, платить им запплату. Важно было донести, что поголовно сокращать людей – это бессмысленное решение. Любой человек, который работает в вашем бизнесе хотя бы 4 года – это профессионал, которого вы обучили, в которого было вложено много средств, и воспитать потом кого-то ему на замену будет очень сложно. Мы стали искать, какие новые направления можно развивать нашим предпринимателям. Честно говоря, большинство людей любят идти проторенным путем. Один открыл заправку, другой узнал, что это выгодно и открыл тоже. Потом все стали дружно открывать продуктовые магазины, потом аптеки… Заниматься предпринимательством способны далеко не все. Самое сложное – найти оригинальную идею. Мы проводили у себя в «Опоре» несколько мозговых атак, с целью определить приоритетные направления развития. Когда идет затишье,  бизнес не берет кредиты, не вкладывает деньги, не расширяется. Это самое время, для того, чтобы сделать четкий анализ, что у тебя происходит в фирме. Туда ли ты идешь? А если туда, где надо усилить, где ослабить, где перспективное направление в бизнесе.

– И что же на сегодняшний день наиболее перспективно с точки зрения бизнес-проекта для малого бизнеса?

– Поскольку в нашу организацию входит ассоциация IT-индустрии, основной упор было решено сделать на эту отрасль. Но айтишники – особые люди и немногие из них могут говорить на языке бизнеса. Нужны люди, которые могут выстраивать с ними коммуникацию. К счастью, такие люди нашлись, в частности руководитель IT-ассоциации Владимир Журавлев, и мы смогли выдвинуть нескольких предпринимателей, которые уже выиграли гранты фонда «Сколково», который кстати поддерживает самые разные проекты, совсем не обязательно связанные с IT-отраслью. Вкратце расскажу о проектах нашего бизнеса, выигравших гранты «Сколково». Очень интересная система автоматического управления закупками. Возьмем любую сеть киосков или магазинов, торгующих потребительскими товарами. Сотрудники там сидят на премиях. Они заинтересованы в том, чтобы брать не очень много товара. Их цель сделать маленькую продажу сверх плана и получить премию. Система управления поставками может автоматически управлять закупками, определяя сколько того или иного товара нужно закупить. Разработчику этой системы первые год-полтора приходилось агитировать бизнес, чтобы они работали с ней, а теперь от желающих нет отбоя. Но это скорее исключение, когда талантливый разработчик является хорошим предпринимателем.    

– А кто может помочь остальным. Есть механизмы, которые могут помочь подхватить идею, раскрутить, найти под нее финансирование?

– Именно этим направлением мы сейчас занимаемся. Государство сейчас может очень хорошо помочь, размер грантов составляет до 300 миллионов рублей! Но хороших организаторов очень мало. А для эффективной работы со «Сколково», «Фондом Бортника» и подобными структурами нужно очень много внимания уделять работе с документами. Мы планируем создать единый центр, где управленцы вместе с айтишниками будут вместе этим заниматься. Но и программистов, которые бы работали над отечественными проектами, у нас не хватает. В Воронежской области их около 5 тысяч, но большинство из них работает на западнее компании. Зарплату они получают в валюте и в связи с подскочившим курсом, она у них очень неплохая, особенно если считать в рублевом эквиваленте.

Другим перспективным направлением, в котором государство готово активно помогать бизнесу, является внутренний туризм. Хотел бы отметить, что наш региональный департамент культуры очень эффективно сработал, дав хороший ориентир, куда нужно идти бизнесу. В каждом районе отделы культуры стали разрабатывать свои туристические маршруты и предприниматели стали подтягиваться под них. Это совершенно новый пласт, который никем не был использован. Теперь эта тема активно раскручивается. Я сам, как предприниматель, сейчас начинаю проект «Музей петровских кораблей». Мы планируем в залах музея воссоздать не только петровскую, но и более раннюю эпоху, о которой очень мало у нас знают. У нас очень много разных задумок. Проект весьма затратный. Для того, чтобы он стал успешным нам нужно продолжать развивать бренд Воронежа, как колыбели российского военно-морского флота.

– Да, проект, безусловно, интересный. О том, что внутренний туризм в регионах Черноземья – это перспективно, уже сказано с самых разных трибун. Но все-таки Воронеж – не Санкт-Петербург, не Сочи. Едва ли спрос на туристические услуги здесь будет ажиотажным. При каких условиях можно рассчитывать на окупаемость таких проектов? Есть ли примеры успешного развития отрасли в глубинке?

– А окупаемость в любом бизнесе никто не может гарантировать на все сто процентов. Поэтому нужно рисковать, идти ва-банк, кому-то быть первым. В случае с нашим музеем есть уверенность, что замысел «выстрелит». Мы хотим этим проектом всколыхнуть людей, чтобы они пошли за нами. А в качестве примера приведу город Мышкин в Ярославской области. Это с первого взгляда ничем не примечательный крошечный городок.  К тому же добираться до него очень неудобно, через паромную переправу. Но там около 40 музеев, которые в год посещает более 3 миллионов человек. Туристический бум там случился только благодаря энтузиазму и предприимчивости местных жителей. Так и нам нужно заинтересовать людей в том, чтобы съехать с трассы Москва-Ростов. Географическое положение у города очень удачное. Если хотя бы один процент транзитных туристов к нам заедет – это будет большое достижение. Надо сделать так, что бы этот посетитель приехал в Воронеж, пусть не группой. А в частном порядке. Приехал, переночевал, поел, посмотрел город, сходил на экскурсию и оставил в городе хотя бы 3 тысячи рублей. Опыт проведения в городе выставки «Воронеж – город сад», показал, что и местным жителям хочется куда-то сходить, что-то посмотреть.

– Многие предприниматели жалуются, что трудно найти поддержку для новых проектов. Но в то же время есть венчурные инвесторы, «бизнес-ангелы», которые говорят, что буквально охотятся за перспективными стартапами. Как обстоит ситуация с поиском инвесторов в Воронеже?

– Особых проблем с поиском инвесторов нет. Дело в условиях этих инвестиций. Мы со своим проектом тоже искали инвесторов. Но до определенной суммы мы можем обходиться собственными средствами, рассчитывать на помощь «Сколково». А у большинства инвесторов очень невыгодные условия. Да они могут дать большие деньги, но с условием, что 51 процент доли в проекте отходит им. Зачем это бизнесу, если эти деньги можно получить безвозмездно от того же «Сколково», при условии честного выполнения всех условий. Раньше нам, членам «Опоры» приходилось уговаривать крупный бизнес посетить наши мероприятия, теперь же все по другому. Мы осознали свою силу, у нас сложилась группа людей, которые имеют опыт работы с фондами, выдающими гранты предпринимателям, и работа в этом направлении продолжается. Уже около десятка воронежских стартапов поддержано. Это и сельское хозяйство, и торговля, и как я уже говорил, внутренний туризм. Есть интересный IT-проект по работе с банками. Есть проект переработки сахарной свеклы. Стоимость каждого из них в среднем – 300-500 млн рублей. Мы подсчитали, что общий объем поддержки воронежских стартапов составил порядка 4 миллиардов рублей. Серьезная сумма даже в масштабах региона. У нас в Воронеже складывается центр по направлению работы с венчурными фондами. К нам обращаются власти соседних регионов: Белгородской и Тамбовской областей, чтобы мы помогли проектам местных предпринимателей в получении грантов.

– Еще одним важным направлением сотрудничества государства и сегмента МСБ являются госзакупки. Власти установили определенные квоты для малого бизнеса и рапортуют о выполнении нормативов. Есть ли здесь потенциал для более широкого использования услуг предпринимателей?

– По некоторым направлениям госзакупок, политика государства все равно остается дискриминационной. В частности, это касается сфер строительства, ремонта автодорог. Минимальная стоимость контракта все равно остается высокой. Выставляются тендеры на 500-600 миллионов, хотя их вполне можно раздробить. Цель – убрать «мелочевку», чтобы мы не путались под ногами. А зачем? Пусть при том же ремонте дорог кто-то возьмет себе дорожные знаки, кто-то ремонт мостов, путепроводов. Это проще и дешевле. Доказательств этому масса. В нашей стране всю жизнь пытались делать хорошие самолеты. Но у нас авиазаводы выпускали все самостоятельно, вплоть до заклепок. А возьмите «Боинг». У них на головном предприятии работает от силы тысяча человек. Остальное делают поставщики. И где сейчас «Боинг» и где наш авиазавод. Нужны отраслевые ниши. На специализированных отраслевых предприятиях все отлажено, они хорошо знают, что и как надо делать. А предприятию-монстру часто бывает очень трудно развернуться. «Опора» активно работает с властями, чтобы изменить существующую систему больших лотов и большую помощь в этом деле оказывает региональный департамент предпринимательства. Побывав на отчете департамента я убедился, что там работают по всем семи направлениям, которые входят в их обязанности: административные барьеры, муниципальный заказ, вхождение в сетевые компании, техническое присоединение и другие. Еще несколько лет назад все было совсем не так. Профильный департамент занимался в основном вопросами выплат.

А вот попасть на аукционы госмонополий малым компаниям по прежнему трудно. Единственные, кого можно назвать исключением, это РЖД. Хоть условия их тендеров и жесткие, но у них есть четкий план-график закупок, который всегда выполняется. Если бы удалось добиться этого и от других госкомпаний, это было бы здорово для всего сегмента МСБ: от строителей до пищевиков. Но там предпочитают работать с крупными компаниями. Был даже случай, когда один из монополистов, выставляя тендер на поставку хлеба выдвинул требование, чтобы поставщик выращивал скот, дающий молоко определенной жирности.

– Официальная статистика обычно оптимистичные цифры по числу предпринимателей в регионе. Но стоит ли доверять ей? Нет ли подвоха в официальных данных?

–  Я сам удивляюсь! На дворе кризис, а число предпринимателей растет. Каждый год их число в регионе увеличивается примерно на полторы тысячи. Еще около тысячи из открывшихся в тот же год и закрываются. Всегда так было, есть и будет. Ну не у всех получается! Тем не менее, мы на передовых позициях в России. Конечно, можно рост предпринимательской активности связать с тем, что многие остаются без работы.  Куда им еще податься? Я к сожалению часто сталкиваюсь с людьми, которые приходят за помощью, когда уже приняты неправильные решения. Открыли, деньги вложили, пустили их на ветер, и закрылись. Хочется их спросить: а чем вы думали, когда набирали кредиты. Многие говорят: вы скажите, какое направление мне выбрать, и я все сделаю. Но так не бывает. Предприниматель должен сам выносить эту идею, рассчитать все сначала в голове, а потом на бумаге. Многие выбирают торговлю, считая, что это очень простой вид бизнеса. Но это крайне тяжелая отрасль: большие обороты, текучка кадров, прибыль маленькая, кадровый голод, воровство среди персонала… Список проблем здесь очень длинный.

– И одной из самых насущных для предпринимателей, работающих в торговле стал переход на онлайн-кассы. Удалось ли бизнесу достигнуть какого-то компромисса с властью в этом вопросе?

– Да, это очень больной вопрос. Мы постоянно проводим круглые столы на эту тему. Почти каждый день в позиции властей что-то меняется. Есть идея, что государство будет компенсировать какие-то затраты. Есть проект постановления отменить переход на онлайн-кассы в населенных пунктах с населением менее 5 тысяч человек. Тем, кто работает по упрощенной системе налогообложения, обещают отложить переход до 2021 года. Но зачем вообще их переводить на использование кассовых аппаратов, работающих онлайн. Инициаторы этого новшества постоянно ссылаются на некий мировой опыт. Но мы изучали этот вопрос. Нигде, кроме как у нас и в Казахстане, такого нет. Сейчас и так очень непростое время, а тут еще ужесточаются условия. С 1 июля предприниматели уже обязаны перейти на новые кассовые аппараты, а их до сих пор нет в наличии. Надо научить людей работать с ними, иначе любая ошибка кассира будет обходиться очень недешево. А уровень грамотности работающих в торговле оставляет желать лучшего. Надеемся на какие-то отсрочки, но их пока нет.

– Ну и чтобы не заканчивать разговор на пессимистичной ноте, скажите, какие механизмы господдержки бизнеса в последнее время оказались наиболее эффективными.

– Очень перспективную программу запустила корпорация МСП. Можно взять кредит от 10 миллионов рублей по ставке 10,5% для ИП и 11,5% для ООО. Это очень привлекательные условия. Дают залоговое обеспечение. «Опора» готовит несколько своих проектов, которые мы собираемся показать корпорации МСП. Что это за проекты, пока уточнять не буду. Скажу только что это новые компании, стартапы. Проекты серьезные. Я уверен, что при условии поддержки они будут эффективными.