Прощание с экоиллюзиями

Прослушать новость

Разговоры об экологичности продуктов питания ведутся уже давно. Аграрии с энтузиазмом восприняли этот тренд. Множество агрокомпаний стали использовать в своих названиях приставки эко- или био-. На упаковках продукции изображаются холеные коровки и упитанные бычки, гуляющие по разнотравным лугам, при этом производитель часто указывает, что изделия произведены по традиционным «бабушкиным» рецептам. Многие слышали и о так называемом «органическом земледелии», но слабо представляют, что оно представляет собой. Выясним, какой же путь в сторону «экологичности» был проделан аграриями на самом деле? 

Какова вероятность приобрести «экологически чистый» продукт?

Генеральный директор компании «Дарена» (позиционируется, как сеть киосков натуральных продуктов питания) Дмитрий Черных, поясняет, что сеть не делает упор именно на экологическую чистоту продуктов, поскольку проверить этот параметр весьма проблематично. Качество и натуральность – да, но не экологичность, поскольку это совершенно разные понятия.

– Разговоры об «органике» на мой взгляд, не больше, чем маркетинг. Органического продукта на полках у нас практически нет, а если и есть, то это редкий импорт, – предполагает Дмитрий Черных. Теоретически возможно он есть среди того, что продают бабушки на рынке, но подтвердить это нечем. На сегодняшний день у нас нет сертификации таких продуктов. Те, кто указывают, что их продукция «органическая» или «экологически чистая», делают это на свой страх и риск, потому что это востребовано покупателем.

Что же думают по этому поводу профессионалы аграрного бизнеса?

 Генеральный директор воронежской сельскохозяйственной компании «Логус-агро» Игорь Алименко скептически оценивает перспективы органического земледелия в России, по крайней мере, в обозримом будущем.

– Я не вижу возможности массового производства сельхозпродукции без средств химизации. Сорняков у нас в разы больше, чем в Европе. Чтобы их вывести, нужно порядка 15 лет. Уничтожить их вручную возможности нет,  поэтому выход – только безопасный, «честный» химпрепарат, – делает вывод Игорь Алименко.

В обоснование своей позиции он приводит такие факты. Средства защиты растений от ведущих западных производителей имеют период распада в почве около 40 дней. У отечественных же и китайских препаратов он пока далеко за 100 дней. Гендиректор «Логус-агро» утверждает, что большая часть аграриев уже предпочитает применять именно высокотехнологичные химпрепараты. Если это действительно так, то это уже серьезный шаг, направленный на достижение безопасности продукции.

Как местные аграрии повышают безопасность продукта?

Руководитель отдела маркетинга дивизиона Crop Science компании Bayer в России и СНГ Виктор Борисенко отмечает, что по его наблюдениям, российские аграрии в последнее время стали уделять больше внимания качеству зерна. В 2016 году фунгициды (препараты для борьбы с болезнями растений) обогнали в структуре спроса гербициды (препараты для борьбы с сорняками).   Руководитель отдела маркетинга замечает противоречивые явления в отношении местных аграриев к безопасности. С одной стороны, инновационные решения от ведущих мировых производителей препаратов и семян пользуются все большим спросом. С другой – уровень культуры производства, безопасности труда и охраны окружающей среды во многих хозяйствах по-прежнему находится на очень примитивном уровне.

Виктор Борисенко отмечает, что в России еще имеют место проблемы с физической доступностью инноваций, позволяющих выращивать более безопасный продукт.

– С момента, когда впервые создается молекула инновационного препарата, до его появления на российском рынке проходит около 10 лет. Очень много времени занимает сложный и дорогостоящий процесс регистрации. Зато в итоге потребитель получает продукт, в котором следов каких-либо химических веществ содержится меньше любых сколь-нибудь регистрируемых значений, – поясняет топ-менеджер компании.

Аналогичная, в общем ситуация и с животноводством. Альпийских лугов, где скот может пастись на не загрязненных химией и вредными выбросами пастбищах, в Черноземье нет. Большая часть как мясного, так и молочного скота содержится на безвыгульном содержании. Но в любом случае, получение качественного продукта животноводства сопряжено с применением комбикормов, разного рода добавок.

– На 60-70 процентов комбикорм состоит из зерновой части, еще 15-20 процентов – это растительный белок в виде соевого или подсолнечного шрота. Остальное – аминокислоты и премиксы, — поясняет гендиректор липецкого производителя премиксов «Мегамикс центр» Сергей Власов. Доля премиксов в комбикорме – не больше 1-2 процентов. В премиксе может содержаться до полутора сотен различных компонентов, но обычно это от 30 до 50 самых необходимых для организма витаминов и минералов, которые употребляются и в человеческом рационе. Директор предприятия настаивает, что все это абсолютно безопасные, биологические компоненты. Недавно, на открытии одного крупного комбикормового завода в Черноземье, руководитель крупного агрохолдинга в подтверждение слов о безопасности чистоте продукции лично разжевал несколько гранул комбикорма, ряд присутствующих последовал его примеру. Этот пример является ответом на вопрос о безопасности продукции, выпускаемой агрохолдингами. Считать ли такой, безусловно, качественный продукт, натуральным или тем более экологически чистым – думается, этот вопрос имеет значение лишь для любящих поспорить о терминологии.

Каких условий требует производство «экологичных» продуктов?

По мнению гендиректора «Логус-агро», абсолютно экологически чистый продукт сегодня в России невозможно выращивать в промышленных объемах.

– Для этого нужно на несколько лет вывести земли из сельхозоборота и чистить от химикатов, кардинально изменить подход к средствам защиты растений. Сегодня земледельцам это не по силам – слишком дорого. Руководитель «Логус-агро» отмечает, что существуют технологии биологических способов борьбы с вредителями и сорняками. Но они в разы дороже массово применяемых, и всерьез говорить об их повсеместном внедрении, как минимум, преждевременно.

Если получение продукта претендующего на получение звания экологически чистого пока практически невозможно в условиях агрокомпании, то может реально небольшом КФХ или ЛПХ? Традиционно принято считать, что «натурпродукт» следует искать именно там. Отчасти такая догадка правильна. Но, к сожалению лишь отчасти.

На вопрос – где выращивается менее загрязненный химией картофель: в поле или в огороде, большинство обывателей уверенно ответят, что в огороде. Но на частном подворье яды могут использовать бесконтрольно, чаще всего там отсутствует понятие севооборота. Агрономы подтверждают, что уже через три года непрерывного выращивания на таком огороде, продукт может превращаться в настоящий яд.

Как разделить понятия?

Эксперты сходятся во мнении, что в нынешних условиях стоит говорить пока не об экологичности, а скорее о безопасности выращиваемой продукции. Однако даже государственные стандарты пока сертифицируют ее только исходя из содержания нитратов и нитритов, которые легче всего обнаружить и проблему которых легче всего решить. Для того же, что бы проверить сельхозпродукцию на безопасность по другим параметрам, нужны лаборатории стоимостью сотни миллионов рублей. Такова лишь часть цены движения отечественного агропрома, а вместе с ним и переработчиков, к более качественному, безопасному и натуральному продукту.

Однако понятие экологичности уже так прочно вошло как в бытовой обиход, так и словарь СМИ, что от него, похоже, никуда не деться. Более того, применительно к аграрной отрасли стоит рассматривать его шире, чем это принято. К примеру, никто не возьмется отрицать, что отказаться от использования сельскохозяйственной техники: тракторов, комбайнов, автомобилей и т.п., не может ни одна агрокомпания, даже занимающаяся «органическим земледелием». А ведь техника – это вредные выбросы в атмосферу, загрязнение почв. Однако есть способы уменьшить эти выбросы. Конечно, трактора на электротяге – пока еще почти фантастика, а вот внедрение природного газа в качестве моторного топлива для сельхозтехники – уже реальность. Помимо финансовой экономии, оно дает снижение вредных выхлопов от 2 до 10 раз, исключает попадание на поля опасных для здоровья соединений свинца и серы.

– Приобретение техники, работающей на природном газе, является эффективным решением по модернизации автопарков агрокомпаний, повышению экологических показателей производимой продукции и снижению ее себестоимости за счет сокращения топливных издержек, – поясняет генеральный директор компании «Газпром газомоторное топливо» Михаил Лихачев. – В июле 2016 года Правительством РФ утвержден новый механизм субсидирования закупки техники, работающей на природном газе, в том числе колесных тракторов. Российские производители сельхозтехники уже серийно выпускают линейку колесных газомоторных тракторов мощностью от 30 до 85 лошадиных сил.

Если аграрии возьмут на вооружение весь арсенал современных инновационных методов ведения сельского хозяйства: от новейших препаратов с коротким сроком распада до не загрязняющей окружающую среду техники, то такое земледелие и животноводство все равно нельзя будет назвать «органическим» по западным меркам. Но по факту его продукция будет гораздо экологичнее, чем то, что массово производилось 20-30 лет назад и производится сейчас. А как ее назвать – уже дело, как говорится, двадцать пятое…

Андрей Филоненко