Программируя успех

Прослушать новость

В условиях, когда технологии содержания и кормления в крупных животноводческих предприятиях вышли на уровень роботизации и практически идентичны у всех лидирующих компаний, главным резервом повышения эффективности становится селекционно-генетическая работа. О том, как инновационные методы селекции не только повышают показатели продуктивности, но и помогают делать бизнес прибыльным, рассказал гендиректор компании «Топигс СиАйЭс» Александр ИЕВЛЕВ.

– Компания Topigs Norsvin позиционирует себя как самую инновационную в сегменте генетики свиноводства. В чем заключается ваша инновационность и отличия от большинства других предприятий?

–  Озвучить племенные цели компании в свиноводстве достаточно просто, цели всем понятны. А вот генерировать  прогресс возможно только используя современные, высокоточные методы селекции на больших популяциях. У нас самодостаточная компания, включающая в себя децентрализованную систему нуклеусов, то есть племенных площадок. Популяция разделена между разными странами и даже континентами, что страхует нас от эпидемий и других форс-мажорных случаев. Основные генетические нуклеусы  находятся в Канаде, в Голландии, Франции и Норвегии. В нашей базе данных по обмену информацией между фермами и вычислительным центром более 210 тысяч чистопородных свиноматок в 50 странах мира, в том числе более 18 тысяч чистопородных свиноматок  в России. Для нас это очень важно, поскольку позволяет понять, как растут наши животные не только в идеальных условиях, но и при несбалансированном корме, некомпетентном содержании и тому подобных условиях. Огромный объем информации о породах животных помогает нам лучше понимать, что происходит на фермах наших клиентов. Мы получаем много информации о росте финальных гибридов, это помогает корректировать работу на нуклеусах с чистыми линиями.  Мы создаем с нашими клиентами предприятие закрытого типа, что снижает риски по биобезопасности. У них создается собственная популяция чистопородных животных – так называемый нуклеус, минимизируется число животных, которые должны поступать извне. Это только хряки для обновления. В нашей системе носителями генетического прогресса между нуклеусами и производственными стадами являются хряки и их семя.  Это взаимовыгодно для всех. Обновление крови на нашем нуклеусе  мы обеспечиваем за счет регулярного импорта свежего и замороженного семени из Европы. В скором времени к этому добавятся еще и эмбрионы.

Мы сейчас подошли к геномной селекции. Это один из инновационных методов, очень эффективный. Например, чтобы понимать, насколько наши животные могут сопротивляться какой-то болезни, или как получить самую вкусную ветчину, мы исследуем их ДНК. Мы выясняем, какое мясо больше подходит клиентам и даем обратный сигнал на нуклеус, чтобы развивать это направление. Геномная селекция дает огромную информацию. Наша компания ежегодно делает анализ 700 тысяч образцов в год. Столько животных проходит в год геномную селекцию. 

Как достигается желаемое на практике? Например, мы хотим, чтобы было больше поросят, и одновременно больше был их вес или чтобы свиньи имели тоньше шпик, но больше внутримышечного жира. В этих случаях присутствует  отрицательная корреляция признаков. Чем больше поросят, тем меньше их вес. Чтобы это сработало, надо провести множество исследований, найти животных, которые могут передавать по наследству оба этих признака.

– Какие результаты приносит использование методов геномной селекции? Можно ли их проиллюстрировать конкретными цифрами и фактами?

– Есть предприятия, которые работают с нами более 7-8 лет. Когда мы только начинали сотрудничать, их состояние оценивалось как предбанкротное, и показатели продуктивности тоже были низкие, например 19 убойных поросят в год на свиноматку. А сегодня они же получают по 26 убойных свиней на свиноматку в год.  Это произошло за счет того, что мы провели постепенную замену генетики. В итоге у них сегодня совсем другие показатели и по численности приплода, и по конверсии корма, и по скорости роста. Все это дает экономический эффект и предприятия перешли в разряд эффективных.

Сегодня в России рынок свинины полностью самодостаточен, и в условиях отсутствия выхода на внешний рынок, начинается острая конкуренция производителей уже не только качеством, но и экономической эффективностью. Выживет тот, у кого будет ниже себестоимость. Емкость рынка в России фиксированная, потребление мяса не вырастет вдруг тут вдвое даже через 10 лет. Поэтому основная цель – это снижение себестоимости.  В конечном счете, задача свиноводческих компаний – не производить мясо, а получать прибыль, поскольку таков принцип бизнеса.  А чтобы быть прибыльными, ваша продукция должна пользоваться спросом. И тут помогает наша племенная программа, которая строится на запросах с мест. То есть наши партнеры сообщают нам свои пожелания и постепенно мы внедряем их в нашу селекционную программу.

– А если при низкой себестоимости и качество мяса будет низким, продать его по хорошей цене будет трудно?

– Абсолютно верно. Поэтому у нас в целях  племенной программы стоит качество мяса. Оно должно быть вкусным, не должно терять влагу при хранении и приготовлении, должно содержать достаточно внутримышечного жира, от которого зависит вкус. Мы следим, чтобы мясо наших животных  подходило даже для изготовления хамона или пармской ветчины. У нас есть специализированные породы и линии, предназначенные для определенной страны или континента. Например, мясо, которое пользуется хорошим спросом в Германии и Бельгии, в Японии вряд ли будет пользоваться успехом. А то, что нравится японцам, трудно продать  в Германии. Российский рынок – средний между экстремальными рынками: слишком постным и слишком жирным. Все любят шашлык, колбасу. А для шашлыка нужно сочное мясо, которое держит влагу. Наша племенная программа нацелена на удовлетворение потребностей конечного потребителя.

– Себестоимость – сложное понятие, зависящее от множества факторов. За счет чего снижается себестоимость при сотрудничестве с вашей компанией?

– Наша селекционная программа охватывает все возможные направления от количества живорожденных и отнятых поросят, до скорости роста и конверсии корма. Важный экономический рычаг – устойчивость и сохранность поголовья при выращивании, минимальные потери. Время для того, чтобы вырастить поросят – это тоже один из главных параметров. Еще один – это конверсия корма. Чем меньше соотношение между комбикормом и мясом, тем выгоднее. Наша генетика позволяет влиять на все эти факторы. У нас есть конкретные примеры, когда после  внедрения нашей генетики сокращался период откорма с 210 дней до 170. Конверсия корма снижалась на 20-25 процентов.

Успешные компании, начиная работать с нами, улучшают свои экономические и производственные показатели, добиваясь снижения себестоимости порядка до 10 процентов. В январе один из лидеров российского рынка – «Черкизово» заявил, что выбирает Топигс Норсвин в качестве партнера по генетики. Крупная черноземная компания «ПромАгро» уже несколько лет работает с нами. Поголовье с нашей генетикой составляет около 14-15 процентов  российского рынка. Наша доля  в настоящее время прирастает на полтора-два процента в год.

– Как генетическая работа влияет на сопротивляемость животных к болезням? Если в отношении АЧС генетика бессильна, то с какими болезнями она успешно борется?

– Кстати, уже выявлены гены, которые будут отвечать за сопротивление или иммунитет от АЧС. Конечно это работа на десятилетия и задача не селекции, а генной инженерии.  В марте Топигс Норсвин внедрила отбор на повышенную сопротивляемость  к респираторно-репродуктивному синдрому свиней, используя генетический маркер,  связанный с естественной сопротивляемостью к РРСС, в оценке племенной ценности. Также существует наша линия терминальных хряков «Темпо». Эти животные отличаются от конкурентов  высокой сопротивляемостью к таким болезням, как цирковирус,  устойчивостью  при нарушениях и проблемам с микроклиматом, с качеством корма. Вдобавок обладают очень нежным и сочным мясом.

– Из каких компонентов складывается сотрудничество агрокомпаний с вашим генетическим предприятием? Готовы ли вы дать отрасли по-настоящему комплексное предложение?

– Все наши клиенты получают не только нашу генетику, но и техническое сопровождение. Обычно вопросы возникают по племенной работе, каких животных лучше отбирать и почему. У нас есть и специалисты по кормлению, и ветеринарная поддержка, которая помогает разработать  или скорректировать необходимую систему лечебных и профилактических мероприятий. Есть специалисты по воспроизводству и искусственному осеменению. Мы  также проводим аудит боен, мясокомбинатов, помогаем клиентам понять, где находятся точки улучшения качества готовой продукции. На каждом этапе производства, если у клиентов есть потребность в нашей помощи или в аудите, мы эту помощь оказываем. Мы знаем, что будет через 10-15 лет, сколько будет поросят, например, или какого веса животные будут достигать в определенном возрасте и говорим строителям, какого размера строить ферму. По праву можно сказать, что генетические компании сегодня создают продукт будущего.

Топигс Норсвин. г. Белгород, ул. Сумская, д. 12, оф. 214.
Тел.: +7 (4722) 22-09-41
Email: russia@topigsnorsvin.com

www.topigsnorsvin.ru