В диалоге с природой

Прослушать новость

Воронежский государственный биосферный заповедник в этом году отметит 95-летие. К этой дате он подходит с новым, молодым и энергичным руководителем. И. о. директора заповедника Сергей КОКОРЕВ рассказал о том, как особо охраняемая природная территория помогает создавать бренд региона и повышать его привлекательность.

На экономической платформе

– С какими идеями вы возглавили старейшую природоохранную организацию Воронежской области? Что этому предшествовало, какими были ваши первые задачи на новом посту?

– Сюда я пришел в июле 2016 года на должность главного бухгалтера, затем стал заместителем директора по экономике и финансам. Мне было поручено направление развития заповедной территории как туристического кластера. Когда на меня были возложены обязанности руководителя, стояла главная задача – успешно завершить год, показав достойные результаты по госзаданию. Благодаря слаженной работе коллектива и поддержке сотрудников заповедника, задание было выполнено.

В госзадании учитываются все показатели деятельности заповедника – организации, которая работает по трем основным направления: охрана территории, проведение научных исследований и экологического мониторинга, экологическое просвещение населения и развитие познавательного туризма. Первое что я сделал в декабре – это принял решение об усилении охраны, поскольку смена руководства заповедника могла подтолкнуть браконьеров к повышению активности. В итоге за новогодние праздники у нас не было ни одного случая браконьерства. За весь 2017 год был отмечен всего один такой факт.

– Вы имеете юридическое и экономическое образование. Это помогает вам в работе? Удается найти общий язык со специалистами-биологами?

– Я привык решать вопросы в диалоге, такой у меня стиль руководства. А для решения специальных задач в заповеднике имеются три основных отдела с очень квалифицированными руководителями. Но с другой стороны, не зная экономики, нельзя эффективно управлять. Сейчас ни один управленец не сможет работать без экономических и юридических знаний. У нас в этом году была проверка Счетной палаты РФ, и аудиторов палаты порадовало, что заповедником руководит экономист. Ведь здесь нужно иметь дело и с бюджетным финансированием, и с внебюджетной деятельностью.

Туризм не в ущерб экологии

– Издавна главной задачей заповедника было сохранение разнообразия живой природы. Сейчас же учреждение позиционируется, прежде всего, как туристический объект. Как удается совмещать развитие этих двух направлений?

– Охрана природы была и остается главной задачей заповедников. В отношении туризма нужно сделать поправку, чтобы нас понимали правильно – речь идет о познавательном, экологическом туризме. И демонстрация природы людям – это один из способов сохранить биоразнообразие, воспитать у населения понимание и бережное отношение к окружающему миру. Заповедник – это достояние всей страны и ее жителей. Территории, которые мы развиваем и планируем развивать, проходят согласование на научно-техническом совете, в который входят руководители заповедника, научные сотрудники, ведущие специалисты различных отделов. Объекты анализируются с точки зрения посещаемости и ее влияния на окружающую среду.

Сейчас возникла необходимость распределения туристической нагрузки. На центральную усадьбу она очень велика. Поэтому большое значение мы придаем развитию экокластера Чистое. На его территории находится уникальное озеро и Усадьба лесничего, где проводятся реставрационные работы. Там будет располагаться единственный в России Музей истории лесной охраны. Эта усадьба является выявленным объектом культурного наследия. Также на территории Чистого находится уникальная еловая аллея, места братских захоронений советских воинов, некоторые другие достопримечательности. Мы планируем открыть это место для посещений.

– Существуют ли целевые показатели по привлечению туристов и насколько они выполняются?

– Да, эти показатели закладываются в перспективный менеджмент-план. В его рамках до сотрудников доводятся KPI по посещаемости и доходности, которые хочет видеть руководство. Конечно, стопроцентного выполнения показателей по итогам прошлого года нет, но они дают увидеть нам перспективу. В 2017 году заповедник посетило 77 тысяч человек при плановом показателе в 90 тысяч.

Путь к эффективности

– Вы упомянули план по доходности, какие результаты здесь достигнуты?

– В 2017 году заповедник заработал 22 миллиона внебюджетных рублей при плане в 30 миллионов. Мы вкладываем в развитие объектов, которые можем показать людям, бюджетные средства. Финансирование же на цели госзадания в прошлом году у нас составило около 83 миллионов рублей. Еще 29 миллионов было выделено на проведение капремонта, обновление автотранспорта, материально-технической базы. Половину же от самостоятельно заработанных денег мы направляем на выплату заработной платы. Есть примеры охраняемых природных территорий с большей долей внебюджетных доходов, например Сочинский национальный парк, но и бюджетное финансирование там выше.

Мы не забываем о социальной направленности нашей деятельности. У нас достаточно демократичные цены, есть бесплатные экскурсии: для детей, в том числе детей-инвалидов, многодетных семей. Основным направлением, которое приносит нам доход, является посещение бобрового городка – 8 миллионов рублей за 2017 год. При утверждении цен на посещение заповедника, мы исходим из уровня доходов населения. Билет в бобровый городок (а это три самостоятельных объекта: «Бобронариум», интерактивный Музей бобра и вольеры с семьями бобров) стоит у нас 270 рублей. На сегодняшний день – это деньги, приемлемые для большинства людей. Есть категории посетителей, для которых действует пятидесятипроцентная скидка.

– А могут быть у заповедника иные источники дохода?

– Мы работаем в соответствии с законом и нашим уставом, в их рамках определены направления, за счет которых можно зарабатывать: туризм, продажа сувенирной продукции. У меня есть видение, что жители поселка, расположенного на территории заповедника, могли бы делать сувениры, какие-то поделки и реализовывать их при нашей поддержке. Это бы помогло им чувствовать себя единым целым с заповедником. В поселке на территории центральной усадьбы живет около трехсот человек. Сейчас мы ведем работу по повышению лояльности населения, чтобы люди не чувствовали себя заложниками достаточно жесткого режима охраняемой природной территории.

– Может людям интереснее получить постоянную работу?  Какие специалисты у вас востребованы?

– Для нас крайне важно сохранить баланс накопленного опыта и современного управленческого подхода. Поэтому мы стараемся максимально бережно относиться к сотрудникам, которые отдали заповеднику большую часть своей жизни. С другой стороны, мы привлекаем молодых и энергичных специалистов, руководителей. По моим наблюдениям, заинтересованность в трудоустройстве у нас среди соискателей очень велика. Мы готовы привлекать сотрудников не только из близлежащих населенных пунктов. У заповедника есть возможность предоставлять жилье по найму. Сложности мы испытываем главным образом с техническим персоналом. На любом предприятии в любые времена эти должности – низкооплачиваемые, и найти людей туда достаточно тяжело.

Инновации в консервативной среде

– Сфера охраняемых природных территорий достаточно консервативна. Но что изменилось в его работе за последние годы в плане оснащения, технологий, имиджа?

– Главная тенденция заключается в том, что заповедник становится более открытым для посещения. Что касается техники, то сейчас благодаря государственному финансированию наши сотрудники оснащены достаточно хорошо. В патрулировании используется автожир – винтокрылый летательный аппарат. Также в арсенале спецсредств снегоходы, квадроциклы,  автомобили повышенной проходимости, навигаторы,  бинокли, которые позволяют обнаружить нарушителя с большого расстояния. Каждый год мы закупаем тепловизоры.

Изучив мировой опыт, мы воплотили в жизнь идею интерактивного макета в Музее природы. В России что-то подобное можно увидеть только в визит-центре Байкальского заповедника. Интерактивный макет позволяет наглядно рассказать, как возник и развивался  Усманский бор, как он сегодня охраняется. Сейчас создается его англоязычная версия.

Говоря об имидже, стоит сказать, что  эмблема Воронежского заповедника  была особо отмечена государственным герольдмейстером Российской Федерации как отличный проект.

– Как участвует заповедник в работе по повышению туристической привлекательности Воронежской области, формировании ее бренда?

– Заповедник – одна из ключевых точек на экотуристической карте области. Туроператоры сейчас активно включают посещения Усманского бора и его центральной усадьбы, как часть тура по Воронежской области. Мы заключаем с ними договоры сотрудничества. Создаем тур выходного дня со специальной программой. Сейчас можно говорить о посещении центральной усадьбы, как о сформировавшемся маршруте. Заповедник известен не только в регионе, к нам приезжает очень много иностранных туристов. Представители воронежских предприятий привозят на экскурсии своих зарубежных партнеров. Большое внимание сейчас нами уделяется продвижению в соцсетях, мы стараемся расширить аудиторию, посещающую заповедник, получать обратную связь от наших гостей.

На правах рекламы.