Орловщине можно было помочь, но кому-то не хватило умения

Прослушать новость

Проблемы, которые, как лавина, накрыли Орловщину, беспокоят без исключения всех. Люди ругают чиновников, жалуются на жизнь, но продолжают верить в светлое будущее. О том, как помочь региону выбраться из ямы, и чего ждать от новой власти мы поговорили с бизнесменом, депутатом горсовета Олегом Карпиковым.

Справка:

Олег Владимирович Карпиков известен в Орле не только как успешный предприниматель, постоянно развивающий своё производство, депутат горсовета, но и как меценат. Он является учредителем благотворительного фонда «Милосвет», созданного для помощи художникам, артистам, спортсменам, одарённым детям и т.д. Олег Владимирович за годы своей работы не раз оказывался в центре внимания. Тех, кто давал оценку деятельности этого человека, всегда было много. Звучали и похвала, и критика. Но, в случае с Олегом Владимировичем утверждать можно только одно, он человек дела, и знает, о чём говорит.

От кредита, до кредита

– Олег Владимирович, сейчас в нашем регионе произошла смена власти. Как вы считаете, на какие изменения можно рассчитывать, и большой ли кредит доверия у нового губернатора?

– Хочется верить в лучшее. Я полностью поддерживаю отставку Потомского, и считаю, что много негативных моментов произошло именно во время его руководства. У Клычкова же есть большой плюс – у него нет собственного бизнеса, ему нечего лоббировать. А его минусом можно назвать нехватку опыта. Реалии покажет время.

Если говорить о кредите доверия, то это будет понятно по его шагам в новой должности. В моём представлении он должен очень сильно обновить команду. То есть в принципе избавиться от тех людей, которые на протяжении более 3-х лет под руководством Потомского заводили область в тупик. Также пристального внимания должна удостоиться новая команда управленцев, занимающих высокие посты и должности, она обязана решительно и твёрдо проводить свой курс. Под этим я понимаю жесткое и целенаправленное решение кадровых моментов. Тогда ему станет гораздо легче решать разные проблемы и задачи. У него будет благоприятный внутренний эмоциональный фон и поддержка жителей. Однако если он оставит непригодную команду, то через два-три месяца станет понятно: будут ли изменения, или всё останется как было. При этом в организации промышленности и производства стоит полагаться на частный бизнес. И прислушиваться к его представителям.

– Как вы оцениваете развитие промышленности в связи с увеличением долгов области?

– По моему мнению, власть оказывает совсем небольшое влияние на развитие промышленности. Сегодняшний долг области – это следствие упадка производственной деятельности в регионе. А вот вопрос набора кредитов может привести к инфляции. Сохраняющееся финансирование регионов связано с устаревшей бюджетной политикой, которую необходимо менять.

Ни для кого не секрет, что регионам и муниципальным образованиям, в частности Орловской области и городу Орлу не хватает денежных средств, для выполнения своих обязательств и полномочий. Потому они вынуждены брать денежные займы у коммерческих банков и структур. В связи с этим, волей-неволей бюджет начинает работать на банки из-за необходимости выплаты процентов и очередных платежей. А при существующей кредитной ставке банки не сталкиваются с необходимостью качественного финансового управления, так как её величина дает им право на ошибку.

В результате: кредиты взяли, все хлопают в ладоши, зарплату выплатили, и … ждем очередного кредита. А что же в среднесрочной и долгосрочной перспективе? Это инфляция, повышение цен и печатание дополнительных денег. То есть сбережения населения будут обесцениваться. Значит, изменять надо законодательство, не давать возможности регионам, как минимум, залезать в такие большие долги и кредиты. Наша область, например, должна уже больше 16 млрд. Теперь прежние управленцы ушли, новому человеку все это расхлёбывать. Видимо, снова придется просить денег у Москвы. А что дальше???

– Многие утверждают, что для улучшения экономической ситуации в регионе, необходимо убедить предпринимателей отказаться от зарплат в конвертах. Что вы думаете по этому поводу?

– Я за белые зарплаты. Но должен сказать, что мы вынуждены конкурировать с иностранными компаниями, работающими совсем в других условиях. Для того, чтобы успешно вести бизнес, необходимы немалые оборотные деньги. Российские предприятия должны заплатить минимум 15% за пользование кредитом банку, плюс  10% – реальная инфляция. В итоге 25% потери, а для иностранных компаний — 2-3%. То есть каждый год отставание от иностранцев в среднем на 25% по оборотным деньгам. Как в таких условиях развиваться, на что покупать высокопроизводительное оборудование?

Для сохранения позиций наших предприятий бизнесу необходимы равные условия на российском рынке. Власть декларирует необходимость уплаты налогов и призывает к сознательности предпринимателей, мотивируя это, в том числе и необходимостью формирования пенсионных накоплений для старшего поколения. Но, люди видят, как разворовывается бюджет. Об этом пишут и СМИ. Сколько уголовных и коррупционных дел рассматривается только на Орловщине? Нецелевое расходование средств, взятки, растраты. А если взять, например, пенсии государственных и муниципальных служащих, то они несопоставимы с пенсиями обычных граждан с учётом дополнительных, за счёт бюджета, надбавок, что порождает социальную несправедливость в обществе. Прикрываться при этом необходимостью удержания специалистов в госорганах и муниципальных структурах, значит отрицать, что и предприниматели заинтересованы в сохранении квалифицированных кадров, если мы говорим об открытом, справедливом гражданском обществе.

Необходимо экономически заинтересовывать предпринимателей в выплате белой зарплаты, это было бы полезно и для бюджета, и для бизнеса, и для населения. Например, как вариант, можно гарантировать таким честным бизнесменам на законодательном уровне какие-либо пенсионные надбавки или какие-то еще преференции.

Не было политической воли

– В своё время Вы пытались восстановить завод «Орлэкс». Что или кто этому помешал?

– Я и сейчас на 100% уверен, что завод можно было запустить, конечно, не в прежних объёмах. Для работы на предприятии была возможность на первом этапе привлечь порядка 100-120 человек, а в дальнейшем ещё больше. Я вкладывал немалые собственные средства и готов был делать это и в дальнейшем. Но у руководства региона не было, ни политической воли, ни умения, ни желания. Одно дело – сказать, другое – заниматься кропотливой работой. И все вопросы можно было бы решить. А в итоге из меня хотели сделать козла отпущения. При этом эти люди до сих пор во власти и новому губернатору ещё будут что-то рассказывать.

С нашей же стороны была полная открытость перед всеми – населением, трудовым коллективом, властью. В данной ситуации я благодарен СМИ, которые тщательно следили за запуском «Орлэкса» и объективно и честно рассказывали о происходящем процессе.

– Сейчас у нас в области на грани банкротства находятся несколько предприятий. Почему всё чаще стали прибегать к этой процедуре и как избежать исчезновения производств?

– На примере орловской «Спецавтобазы» могу рассказать, почему предприятие довели до такого состояния. Причина в слабом уровне управления, который привёл к уменьшению заказов, например, по вывозу мусора, по обслуживанию дорог. И, как следствие, к отсутствию прибыли и накоплению убытков. Руководством города было проявлено определенное малодушие и слабоволие в отстаивании интересов города, и сохранении предприятий. Администрация и депутатский корпус лишь соглашались с мнением Потомского по данной ситуации, что способствовало кризису на производстве.

Я неоднократно предлагал схему, согласно которой 60 млн, выделенных недавно «Спецавтобазе», оформить под залог их имущества, либо можно было бы что-то выкупить. А в итоге эту сумму предприятию просто дали, и если их финансовая ситуация не улучшиться, эти деньги уйдут в никуда.

Завод «Дормаш» – это частное производство, и одна из его проблем состоит в том, что российские предприятия, ранее закупавшие технику там, стали переориентироваться на работу с зарубежными компаниями. И «Дормаш» стал проседать по заказам. Соответственно: накладные расходы растут, заказов меньше, а власть говорит: сохраняйте и содержите работников предприятия, а мы что-нибудь сделаем. До дел не дошло, а долгов накопилось более 1 млрд. руб. Иск о банкротстве «Дормаша» подало орловское предприятие ООО «ИНТЕР РАО» – «Орловский энергосбыт» всего из-за 2 млн долга, и пошёл процесс. В этой ситуации властям, как минимум, необходимо было бы провести переговоры с орловскими энергетиками, чтобы не допустить банкротства. Ведь ликвидировать предприятие – это самое простое, а создавать и выстраивать работу – сложно.

Власть должна была собрать за круглым столом кредиторов завода и найти пути урегулирования. При этом пояснив им, что в случае банкротства – они не получат достаточного возмещения вложений. А нужно было предложить создать новое юридическое лицо на базе «Дормаша», которое будет во владении кредиторов. Тогда они по своему усмотрению смогли бы продать свои акции либо доли в предприятии, получив приемлемое возмещение затрат. Но, при этом предприятие продолжало бы работать, и сохранились рабочие места, инженерные кадры, в конце концов, налоговые поступления в бюджет области. И эту схему я тоже предлагал.

В этой связи, на примере завода «Дормаш», я считаю, что на федеральном уровне необходимо изменять закон о банкротстве. Указав в нём, что прежде чем банкротить предприятие обязательно надо пройти вышеописанную процедуру. Я хочу обратиться к федеральным властям с данной инициативой, чтобы они рассмотрели это предложение очень внимательно, и я готов дать более конкретные пояснения.

Сейчас же на банкротстве зарабатывает в основном лишь конкурсный управляющий. Кредиторы никогда не получают полностью своих активов. Ведь стоимость того же «Дормаша», как бизнеса с работающим имущественным комплексом, значительно выше, чем стоимость оборудования и помещений.