Без села нет будущего

Николай Самойлов  в годы распада СССР сумел остановить разрушение колхоза и  создал крепкое хозяйство. Теперь ООО «Источник» в селе Вязовом Прохоровского района Белгородской области занимается растениеводством и молочным животноводством. Но секретов «успешного ведения бизнеса» у Николая Ивановича нет, а есть ежедневный, кропотливый, самоотверженный труд, ради процветания родного села и людей, которые  в нем  живут.

– Николай Иванович, что представляет собой ваше хозяйство, с чего оно начиналось?

– На сегодня  у нас в «Источнике» 2900 гектаров пахотной земли в Прохоровском районе Белгородской области, и еще  400 гектаров в Пристенском районе Курской области. Земли эти рядом с нашим хозяйством, и куряне, владельцы земельных паев, решили отдать их нам. Еще в нашем хозяйстве мы занимаемся растениеводством и молочным животноводством: у нас  почти 400 дойных коров голштинской породы, которые дают четыре с половиной тысячи тонн молока ежегодно.

Главный наш профиль в земледелии – это выращивание кормовых культур для животноводства: многолетних трав, кукурузы на силос и зерно, пшеницы, ячменя, гороха. Также сеем немного подсолнечника. У нас в хозяйстве трудится 135 человек, практически все – жители нашего села Вязовое. Мы вообще стараемся, чтобы зарплаты и финансы оставались здесь,  на территории сельского поселения. И у нас это получается. Мы стараемся брать на работу местных, в растениеводстве и животноводстве все виды работ выполняются руками своих работников – жителей нашего села, используем свою технику. Причем она у нас новая, современная, всегда исправная.

– Какую технику предпочитаете: отечественную или импортную?

– Конечно, есть и импортные комбайны, но в основном на полях трудится техника нашего «Ростсельмаша». Те же комбайны «Акрос» не уступают по качеству зарубежным аналогам, к тому же сервисы их дилерских центров работают очень эффективно. Особенно в период уборочной страды, когда каждый час на счету, они, если вдруг случится поломка, выезжают прямо в поле.

– А с чего берет начало история вашего хозяйства?

– Первоначально здесь был колхоз «Великий Октябрь». В 1995 году я стал его руководителем. В зависимости от изменений в федеральном законодательстве, нам приходилось менять название на АПК, ПО,  и наконец,  в 2001 году,  было создано ООО «Источник». К сегодняшнему дню мы погасили все наши старые долги, и теперь расширяем производственную базу, ремонтируем и обновляем строения,  строим новые производственные площадки. Причем нам не нужны инвестиции для нового строительства, мы сохранили и отремонтировали то, что было капитально построено раньше: зерноток, машинный двор, ферму. Теперь  у нас везде асфальт, клумбы. Всюду комфортные условия для успешной и эффективной работы.

– Как вы расширяете пахотный площади: выкупаете собственников или арендуете?

– Большую часть земли  мы взяли в аренду у жителей села. Никто из них не продал свои земельные паи на сторону. Если у кого-то из сельчан появляется такое желание, наше хозяйство выкупает его землю. Но в основном таких желаний нет. Люди получают достойную арендную плату. Они ежегодно получают тонну любого зерна на выбор, которое мы доставляем им прямо до дома. А жители Курской области, у которых мы арендуем земли, получают около двух тонн зерна, также на выбор. Дело в том, что земельный пай в Курской области почти в два раза больше, чем в нашем регионе.  

– Куда продаете зерно?

– По-разному, где больше заплатят. Изучаем рынок. Но в этом году условия продажи стали очень жесткими. Например, на подсолнечник два года назад цена была  25 рублей за тонну, а сегодня – 15 рублей. При этом я отнимаю НДС, поскольку наше хозяйство не продает продукцию с НДС – это своего рода госсубсидия сельскому хозяйству. А при этом гербициды, запчасти на технику, ГСМ – все это подорожало в разы.

– Если зерна так много, что вы продаете его по ценам меньшим, чем два года назад, почему тогда растут цены на продукты в магазинах?

– Я считаю, что основная причина в резком повышении наценки на товар за его продажу крупными ритейлерами, то есть сетевыми магазинами. По некоторым товарам наценка увеличивает цену вдвое. Посмотрите, цены не снизились ни один товар. Мясо, молоко, яйца и прочие продукты только повышаются в цене, хотя закупочные цены для крестьян снижаются регулярно. Требования к зерну увеличились в разы, что увеличивает и его себестоимость. Если раньше мы продавали пшеницу по двум параметрам, то сегодня таких параметров уже несколько.

– Порадовал ли  урожай в этом году?

– Пшеница в этом году дала 68 центнеров с гектара, ячмень – 47 центнеров, горох, как никогда, тоже 47 центнеров. Обычно бывают большие потери гороха из-за того, что он попадает под дождь и ложится на землю, а в этом году с погодой повезло. Овес дал 49 центнеров с гектара, подсолнечник – 27, кукуруза – 75. Урожай в этом году нас радует, но закупочные цены очень низкие, я бы сказал,  на грани рентабельности.

– Можно ли сделать так, чтобы закупочные цены на зерно, если не росли, то хотя бы оставались стабильными, чтобы хозяйства, подобные вашему, могли рассчитывать свои возможности хотя бы на год вперед?

– К сожалению, правила игры на сельскохозяйственном рынке таковы, что это невозможно. Весной мы брали в банке краткосрочные кредиты на семена, удобрения. Сейчас приходят сроки их возвращать, поэтому копить зерно, чтобы продать его, когда цена на рынке повысятся,  мы не можем. Приходится продавать по той цене, которая есть сегодня.

– Под какой процент вам дали кредит в банке?

– Под 5 процентов – это очень достойная ставка, кредит развития. Дали его нам с небольшой задержкой из-за согласований с Министерством сельского хозяйства. Это единственное неудобство. Мы надеемся, что и в будущем году крестьянам будут давать кредит по такой ставке. Это позволит развиваться, а не сводить концы с концами. У федеральных властей должна быть честная политика. Мы должны знать заранее, сколько дадут кредитов, какую точно сумму и на какие конкретно цели мы сможем  получить деньги.

Например, мы купили замечательную импортную сеялку, которая сеет на точно заданную глубину, в отличие от отечественных, которые, к сожалению, не всегда отвечают современным требованиям. Мы рассчитывали на кредит, но его долго согласовывали, а за покупку сеялки надо было платить вовремя. Пришлось брать деньги из оборота, а это очень невыгодно.

– Есть какие-то прогнозы на урожай будущего года, ведь озимые уже взошли?

– Технически мы сделали все возможно, чтобы он был не хуже урожая этого года. Но на урожай влияет множество факторов, в том числе природных. При этом я убежден, что все зависит от настроя людей. Когда люди уверены, что они получат достойную зарплату и в январе, и в марте, что в любое время им помогут, что в конечном итоге они работают на себя, а не на чужого дядю. Это заставляет трудиться не за страх, а за совесть. Мы стараемся помогать людям развивать свои подворья, чтобы у них  были доходы и помимо зарплат. Ежегодно продаем около 300 голов молодняка: чаще бычков, но, если кому нужно, можно и телочек. Снабжаем кормами, а что касается соломы, то ею можем обеспечить без ограничений. Наше хозяйство делает все, чтобы любой селянин мог заработать себе на достойную жизнь.

– Участвует ли «Источник» в возрождении социальной сферы села в целом?

– Мы стараемся брать на себя все вопросы жизнеобеспечения селян. Буквально год назад совместно с районной администрацией отремонтировали Дом культуры, наше хозяйство вложило туда 1 миллион 700 тысяч рублей, еще один совместный проект – детская площадка, мы вложили в ее строительство 180 тысяч рублей. Что касается школы, детского сада, то много расходов по их обеспечению мы берем на себя. У нас есть хороший фельдшерско-акушерский пункт, есть фельдшер, зубной техник, нужен еще врач-специалист общей практики. Если бы был врач, то часть больных, которые ездят в Прохоровскую райбольницу, лечились бы здесь на дневном стационаре.

– Какая сегодня самая труднорешаемая проблема  у вас в селе?

– Пожалуй, это брошенные дома. Необходима законодательная база, чтобы дома, которые остаются в селе без жителей в течение 3-5 лет, передавались местным властям. А то стоит дом в центре села, обветшалый, без окон,  портит весь сельский ландшафт.

Наше Вязовое расширяется, механизаторы, водители, животноводы строят себе современные коттеджи. А село должно по возможности располагаться компактно и красиво. У нас есть работа, достойная зарплата. И здесь, в деревне, вполне можно жить полноценной жизнью.

– А нужна ли деревня современной России, когда свою экономическую эффективность показали крупные агрохолдинги?

– Трудно сказать однозначно, но у нас остались традиции русской крестьянской общины. В деревне крепкие семьи, крепкие хозяйства. Сельский житель с детства работает на земле, заботится о домашней живности. И этот ребенок, когда вырастет, не будет просто потребителем. У селянина иная система ценностей, он намного больше приспособлен к реальной, современной жизни, чем городской ребенок, который гвоздя не умеет забить, а когда возникают жизненные трудности, не может их решить без родителей. Я убежден, что за селом будущее. Пока стоит русское село, будет жить и развиваться Россия.

Беседовал Иван Логинов.